Перейти к верхней панели

Аксиллярные лимфоузлы в молочной железе

Лимфа молочной железы циркулирует по лимфатическим протокам к лимфоузлам, находящимся в подмышечной ямке с той же стороны. Эти лимфоузлы формируют так называемую цепочку подмышечных лимфоузлов. Чтобы иметь представление о потенциале рассеивания каждой злокачественной опухоли молочной железы, подмышечные лимфоузлы исследуются на наличие раковых клеток. Единственным способом исследования является изъятие этих лимфоузлов. В действительности, простая пальпация или рентгенография не позволяют определить поражены лимфоузлы или нет.
Изъятые лимфоузлы передаются патологоанатому на исследование. Данные исследования доступны через несколько дней после операции. Это исследование имеет важное значение для определения послеоперационного лечения (лучевая терапия, химиотерапия…).

Поражение подмышечных лимфоузлов имеет важное значение для планирования лечения молочной железы.

Анатомия подмышечных лимфоузлов. Фиолетовым цветом обозначены лимфоузлы, по которым циркулирует лимфа молочной железы; самые ближние к ней называются сигнальными.

Что будет, если не проводить биопсию сторожевых лимфоузлов при раке молочной железы?

На самых ранних стадиях заболевания, когда все диагностические методы показали отсутствие отдаленных метастазов, есть два варианта хирургического лечения пациентов без биопсии сторожевых лимфоузлов:

1. Удаление опухоли и расширенная лимфодиссекция (удаление всех, или почти всех лимфоузлов).

В результате расширенной лимфодиссекции развивается множество осложнений, таких как отек, нарушение двигательной функции руки, и, как следствие, инвалидизация пациентки.

Лимфедема – это самый серьезный из всех побочных эффектов после операции по удалению лимфоузлов, и она может быть необратимой. Проявляется лимфедема отеком пальцев, ладоней и кистей руки, или даже всей руки, образованном из-за накопления лимфы.

2. Удаление самой опухоли с сохранением лимфоузлов и дальнейшее облучение подмышечной области, то есть проведение химиотерапии и/или лучевой терапии.

Сигнальные лимфатические узлы

Лимфатические протоки, по которым циркулирует лимфа, (а это значит, что раковые клетки возможно перемещаются по ним) прежде всего к первому или первым лимфоузлам цепочки, так называемым сигнальным лимфоузлам (часто их 2 или 3). Эти лимфоузлы, которые называются также лимфоузлами 1-ого ряда, располагаются в подмышечном продолжении груди, в месте, где молочная железа достигает подмышки. 2-ой ряд соответствует подмышечным лимфоузлам, находящимся выше, позади малой грудной мышцы. 3-ий ряд находится в верхней части подмышечной ямки, над малой грудной мышцей, под ключицей. Лимфатические узлы подмышечной ямки формируют «цепочку» : лимфоузлы 2-ого и 3-его ряда не могут быть пораженными, если лимфоузлы 1-ого ряда здоровы.

Если в сигнальных лимфатических узлах нет раковых клеток, остальные лимфоузлы в подмышечной ямке в принципе должны быть здоровыми.

Хирург извлекает сигнальные лимфоузлы для исследования: если раковых клеток не обнаружено, он не занимается изучением остальных лимфатических узлов. Такой метод позволяет значительно уменьшить количество изъятых лимфоузлов по сравнению с подмышечной лимфаденэктомией, а это значит уменьшить количество послеоперационных осложнений. Для этого необходимы опытные хирурги.

Определение местонахождения, взятие пробы и исследование сигнальных лимфоузлов

Чтобы определить местонахождение сигнальных лимфоузлов, в молочную железу вводится «маркер», который быстро рассеивается в лимфатических протоках и в лимфоузлах, сосредотачиваясь в сигнальных лимфатических узлах.

Используемый препарат является голубым красителем и/или изотопическим маркером, то есть это препарат, производящий невидимое невооруженным глазом излучение (соответствующее рентгеновским лучам). Маркер вводится накануне операции. Исследование производится посредством сцинтиграфии (типа рентгенографии), чтобы определить местонахождение сигнальных лимфатических узлов.

Иссечение сигнальных лимфатических узлов происходит в операционном блоке. Образец анализируется патологоанатомом, который исследует наличие раковых клеток: это срочное исследование (которое производится во время хирургического вмешательства). Если сигнальные лимфатические узлы здоровы, то в иссечении большего количества лимфоузлов нет необходимости. Однако, если один или несколько сигнальных лимфатических узлов поражены, необходимо произвести полное иссечение подмышечных лимфатических узлов. Необходимо знать, что если сигнальные лимфоузлы затронуты, то в 40 % случаев раковые клетки проникли и в остальные подмышечные лимфоузлы, что заставляет изменить предложенное лечение.

Исследование в срочном порядке, к сожалению, не может быть полностью надежным, поэтому окончательный ответ может быть дан патологоанатомом лишь через несколько дней. Если результат срочного исследования оказался отрицательным, а окончательный ответ положительным, необходимо сделать дополнительную подмышечную лимфаденэктомию… Приблизительно в 5 % случаев пациентки, прошедшие исследование сигнальных лимфатических узлов, подвергаются вторичному хирургическому вмешательству через несколько дней, чтобы провести полную подмышечную лимфаденэктомию.

Срочное исследование сигнальных лимфатических узлов

  • 1. Наложение лимфоузла на стёклышко
  • 2. Окрашивание
  • 3. Цитология наложения лимфоузла

  • 1. Поражение сигнального лимфатического узла
  • 2. Изолированные раковые клетки

Метод исследования сигнального лимфатического узла предлагается не всем

Применение данного метода не рассматривается в следующих случаях:

  • Если на основании клинического обследования или пункции есть подозрение о поражении сигнального лимфатического узла
  • Если до хирургического вмешательства была произведена химиотерапия или облучение (на данный момент нет уверенности, что исследование сигнального лимфатического узла в таких случаях надежно);
  • Если у пациентки уже была хирургическая биопсия опухоли, близлежащей к подмышечной ямке. В этом случае данная биопсия уже создала впадину, и в результате были перерезаны лимфатические протоки, которые идут от опухоли к лимфоузлам.
  • В случае опухоли большого размера (более 5 cм) или многоочагового рака в нескольких квадрантах молочной железы (моноцентрический рак): в таком случае лучше производить подмышечную лимфаденэктомию.

Введение

Неолимфогенез — процесс образования и развития новых лимфатических узлов в постнатальном перио­де. По данным классических анатомических изданий, формирование лимфатической системы у человека завершается на этапе эмбриогенеза и все изменения сводятся к уменьшению количества, общей массы лим­фоидной ткани и ее активности. Вновь образованный лимфатический узел имеет единый сосуд — афферент­ный и эфферентный (в норме — 4-6 афферентных и 1 эфферентный сосуд). Наличие вновь образованных лимфатических узлов, по предварительным наблюде­ниям, свидетельствует о прекращении функциональ­ной активности первого анатомического этапа-барьера сторожевого лимфатического узла (СЛУ) на пути рас­пространения раковых клеток .

В норме различные лимфоидные структуры воз­никают лишь в процессе развития плода, однако при длительных хронических воспалительных процес­сах, длительно не заживающих ранах, аутоиммунных и онкологических заболеваниях обнаружено реактив­ное новообразование различных лимфоидных струк­тур .

Исследования в области изучения постнатально ин­дуцированных лимфатических узлов (третичных лим­фоидных органов, лимфоидного неогенеза) ведутся в международном научном сообществе очень активно. Предполагается, что появление вновь образованных лимфатических узлов при злокачественных опухолях можно рассматривать с позиций сложных механизмов взаимодействия иммунной системы с опухолью и ее метастазами. В частности, в постнатальных индуци­рованных лимфатических узлах (ПНИЛУ) у онколо­гических больных выявлены изменения экспрессии генов, кодирующих определенные провоспалительные цитокины, хемокины и рецепторы, что может оказы­вать влияние на процесс распространения злокаче­ственных клеток .

Ранее проведенные нами исследования доказали, что постнатально сформированные лимфатические узлы могут служить источником биологических сигна­лов, активирующих противоопухолевые реакции им­мунитета и подавляющих распространение метастазирующих злокачественных клеток .

Так, сравнение профиля РНК, содержащихся в ткани ги­стологически нормальных и третичных лимфатических узлов, которые были обнаружены при исследовании операционного материала у больных раком молочной железы, показало повышенную экспрессию в ПНИЛУ генов, кодирующих рецепторы XCR1 и CYFIP2, цитокины TNFSF14 и CCL16, а также сниженную экспрессию лигандов хемокинов CXCL5 и CXCL12 . Неопластические злокачественные новообразования во многих своих свойствах сходны со средой хрониче­ского воспаления, в том числе с хроническим течением самого воспаления. Тем не менее злокачественные опу­холи отличаются от хронического воспаления по од­ному существенному признаку, который, как считают некоторые ученые, может предотвратить образование третичных лимфоидных структур высокоиммуносупрессивного микроокружения опухоли . Однако, со­гласно последним исследованиям независимых ученых по всему миру, ТЛС различных степеней организации встречается у пациентов с различными видами первич­ных и метастазирующих опухолей .

Существуют представления о том, что индукция неолимфогенеза может быть использована для протезиро­вания функции иммунной системы , а воздействие на состояние этих структур с использованием лекар­ственных средств или методов биотерапии может по­служить основой для создания новых подходов к лече­нию онкологических больных .

Для иммуногистохимического исследования были вы­браны антитела к основным иммунокомпетентным клеткам, реализующим в лимфатическом узле ключе­вые иммунные реакции.

Цель работы — определение экспрессии CD3, CD20, CD68 в нативных, сторожевых и постнатально инду­цированных лимфатических узлах аксиллярной зоны при раке молочной железы.

Результаты и обсуждение

Результаты сравнительного иммуногистохимического исследования НЛУ СЛУ и ПНИЛУ показали, что содер­жание CD3, CD20, CD68 в различных структурах лим­фатических узлов имело принципиальные отличия, поэтому приводим последовательное описание этих осо­бенностей в тканях различных лимфатических узлов.

В ткани СЛУ CD3 Т-клетки локализовались преиму­щественно в паракортикальной зоне (рис. 1а). Экс­прессия CD20+ В-лимфоцитов выявлялись больше всего в лимфоидных фолликулах, чуть меньше в па- ракортикальной зоне, некоторое количество клеток встречалось в промежуточных синусах и единичные клетки выявлялись в кортикальном синусе (рис. 1б). В ткани НЛУ CD68+ макрофаги/гистиоциты локализо­вались преимущественно в промежуточных синусах, в краевом синусе их было значительно меньше. В пара­кортикальной зоне и лимфоидных фолликулах встре­чались единичные экспрессированные CD68+-клетки (рис. 1в).

Рисунок 1. СЛУ: А — СР3+-клетки локализуются преимущественно в паракортикальной зоне; Б — CD20+-клетки в лимфоидных фоллику­лах в паракортикальной зоне; В — CD68+-макрофаги/гистиоциты ло­кализуются преимущественно в промежуточных синусах. Непрямое иммунопероксидазное окрашивание с антителами к CD3, CD20, CD68, докрашивание гематоксилином; х20, х40, х40

В ткани НЛУ CD3+ Т-клетки локализовались преиму­щественно в паракортикальной зоне (рис. 2а). Экс­прессия CD20+ В-лимфоцитов выявлялись больше всего в лимфоидных фолликулах, чуть меньше в паракортикальной зоне, некоторое количество клеток встречалось в промежуточных синусах и единичные клетки выявлялись в кортикальном синусе (рис. 2б). В ткани НЛУ CD68+ макрофаги/гистиоциты локализо­вались преимущественно в промежуточных синусах, в краевом синусе их было значительно меньше. В пара­кортикальной зоне и лимфоидных фолликулах встре­чались единичные экспрессированные CD68+-клетки (рис. 2в).

Рисунок 2. НЛУ: А — CD3+-клетки локализуются преимущественно в паракортикальной зоне; Б — CD20+-клетки в лимфоидных фоллику­лах в паракортикальной зоне; В — CD68+-макрофаги/гистиоциты ло­кализуются преимущественно в промежуточных синусах. Непрямое иммунопероксидазное окрашивание с антителами к CD3, CD20, CD68, докрашивание гематоксилином; х20, х20, х20

В ткани ПНИЛУ CD3 Т-клетки выявлялась выражен­ная экспрессия в краевом и промежуточном синусах и паракортикальной зоне. В лимфоидных фолликулах экспрессировались 25 % CD3+-клеток (рис. 3а). Экс­прессия CD20+ В-лимфоцитов выявлялась больше всего в лимфоидных фолликулах, чуть меньше в паракорти­кальной зоне, среднее количество клеток встречалось в промежуточных синусах и кортикальном синусе (рис. 3б). В ткани НЛУ CD68+-макрофаги/гистиоциты локализовались преимущественно в промежуточных синусах, в краевом синусе их было значительно мень­ше. В паракортикальной зоне и лимфоидных фоллику­лах встречались единичные экспрессированные CD68+- клетки (рис. 3в).

Рисунок 3. ПНИЛУ: А — в лимфоидных фолликулах экспрессирова­лись 25 % CD3+-клеток; Б — CD20+-клетки в лимфоидных фолликулах в паракортикальной зоне; В — CD68+-макрофаги/гистиоциты локали­зуются преимущественно в промежуточных синусах. Непрямое имму- нопероксидазное окрашивание с антителами к CD3, CD20, CD68, до­крашивание гематоксилином; х40, х20, х20

Процентное соотношение экспрессий каждой из струк­турно-функциональных зон лимфоузлов переведено в степени экспрессии по трем группам лимфоузлов (табл. 3-5).

Кортикальный синус

Промежуточные синусы

Паракортикальная зона

Лимфатические фолликулы

+++

+++

++

+/-

+++

+++

++

Таблица 3. Степени экспрессии антител сторожевых лимфатических узлов

Table 3. Antibody expression in sentinel lymph nodes

Кортикальный синус

Промежуточные синусы

Паракортикальная зона

Лимфатические фолликулы

+/-

+/-

++

+/-

++

+++

+

Таблица 4. Степени экспрессии антител нативных лимфатических узлов

Table 4. Antibody expression in sentinel lymph nodes

Кортикальный синус

Промежуточные синусы

Паракортикальная зона

Лимфатические фолликулы

+++

+++

+++

+

++

+++

+/-

Таблица 5. Степени экспрессии антител постнатально индуцированных лимфатических узлов

Table 5. Antibody expression in postnatally formed lymph nodes

Таким образом, в результате проведенного исследова­ния получены данные по интерпретации иммуногистохимического профиля лимфатических узлов (на­тивных, сторожевых и постнатально индуцированных) при раке молочной железы.

Подмышечная лимфаденэктомия

  • При классической подмышечной лимфаденэктомии удаляются лимфоузлы лишь 1-го ряда и лимфоузлы нижней части 2 ряда. В общем иссекают около десятка лимфоузлов (тогда как при полной лимфаденэктомии приблизительно 20).
  • При полной лимфаденэктомии иссекаются лимфоузлы всех рядов подмышечной цепочки (1, 2 и 3). В настоящее время этот тип лимфаденэктомии практикуется редко.

В случае сохраняющего лечения при лимфаденэктомии рассечение делается на 5 и 7 cм и располагается в подмышечной ямке.
При удалении молочной железы с подмышечной лимфаденэктомией, хирург имеет доступ к подмышечной ямке по тому же рассечению.

Новшество: Определение месторасположения пораженных лимфоузлов до хирургического вмешательства

Возможно составить представление о пораженных лимфоузлах у пациентки до хирургического вмешательства. У женщины, у которой не предполагается наличия пораженных лимфоузлов, ультразвуковое исследование подмышечной ямки с цитопункцией (пункция под контролем УЗИ) иногда дает возможность обнаружить пораженные лимфоузлы. В таком случае, хирург предпримет, не замедляя, подмышечную лимфаденэктомию, а не иссечение сигнальных лимфатических узлов.
В случае поражения лимфоузлов, некоторые томографы с фокусом на лимфоузлы способны различить частичное поражение подмышечной ямки, что позволяет произвести частичную лимфаденэктомию, тогда как при отсутствии такой информации было бы произведено более обширное иссечение лимфоузлов (см…).
Во время подмышечной лимфаденэктомии и при условии, что изображение очень хорошего качества, хирург может произвести менее агрессивное иссечение, сохраняя лимфоузлы, через которые лимфа проникает в предплечье (см.).

1. Абрамов М.Г. Гематологический атлас. М.: Медицина. 1985. 344 с.

2. Автандилов Г.Г. Морфометрия в патологии. М.: Медицина, 1973. 248 с.

3. Автандилов Г.Г. Введение в количественную патологическую морфологию. М.: Медицина, 1980. 216 с.

6. Автандилов Г.Г. Медицинская морфометрия. М.: Медицина, 1990. 384 с.

7. Автандилов Г.Г. Введение в количественную патологическую морфологшо. -М.: Медицина, 2002. 238 с.

8. Анисимова Л.О. Иммунологическая характеристика изменений регионарных лимфатических узлов при раке молочной железы. Автореферат дисс. . канд. мед. наук. Л., 1983. 18 с.

9. Аничков Н.М., Борисов A.B., Габуния У.А. Лимфатические пути и метаста-зирование рака. Тбилиси, 1989. 128 с.

13. Банул Н.В. Структура стенки тонкой кишки и ее лимфатического региона в условиях применения химиотерапевтических средств с последующей коррекцией экстрактом курильского чая в эксперименте: Дисс. . канд. мед.наук. Новосибирск, 2005. 257 с.

14. Баринов В.В., Блюменберг А.Г., Богатырев В.Н. и др. Опухоли женской репродуктивной системы. — М.: Медицина, 2007. 376 с.

15. Башмакова Т.В. Лимфатический регион матки крыс после введения химио-терапевтических средств с коррекцией экстрактом Pentaphylloides fruticosa: Дисс. . канд. мед. наук. Новосибирск, 2005. 201 с.

17. Бородин Ю.И., Григорьев В.Н. Лимфатический узел при циркуляторных нарушениях. Новосибирск: Наука, 1986. 272 с.

19. Буянов В.М., Алексеев A.A. Лимфология эндотоксикоза. М.: Медицина, 1990. 272 с.

20. Вейбель Э.Р. Морфометрия легких человека. М.: Медицина, 1970. 176 с.

21. Винницкая В.К. Пути лимфогенного метастазирования и реактивность лимфатических узлов при раке шейки матки: Автореферат дисс. . канд. мед. наук. Киев, 1967. — 21 с.

25. Войцицкий В.Е. Патоморфология лимфатического аппарата матки, тонкой и толстой кишки при действии цитостатических препаратов и коррекции био-флавоноидами (экспериментальное исследование): Дисс. . докт. мед. наук. Новосибирск, 2006. 601 с.

26. Выренков Ю.Е. Актуальные проблемы лимфологии. // Клиническая лимфо-логия.-М., 1986.-С. 10-17.

27. Гареев P.A., Ким Т.Д., Лучинин Ю.С. Факторы лимфооттока. Алма-Ата: Наука, 1982. 128 с.

28. Гонсальво П. Дифференцированное лечение больных предклиническим раком шейки матки: Автореферат дисс. . канд. мед. наук. Киев, 1989. 24 с.

29. Горчаков В.Н. Морфологические методы исследования сосудистого русла. Новосибирск: СО РАМН, 1997. 440 с.

30. Егоров В.А. Структурная организация паховых лимфатических узлов человека при первичной лимфедеме нижних конечностей: Дисс. . канд. мед. наук. Новосибирск, 1999. 140 с.

31. Жданов Д.А. Общая анатомия и физиология лимфатической системы. Л.: Медгиз, 1952. 336 с.

34. Иванник Б.П., Рябченко H.H., Дзиковская Л.А., Хорохорина В.А., Рябченко

38. Катинас Г.С., Полонский Ю.З. К методике анализа количественных показателей в цитологии. // Цитол. 1970. — Т. 12. — № 3. — С. 399-403.

46. Лебкова Н.П. Влияние раздельного и комбинированного применения 5-метокситриптамина и цистамина на миелограмму и дегенерацию клеток в кровотворных органах облученных мышей. // Радиобиол. — 1966. Т. 6. — № 1.-С. 105-108.

47. Левшин В.Ф. Закономерности распространения рака молочной железы. // Маммология. 1994. — № 4. — С. 15-22.

48. Лилли Р. Патогистологическая техника и практическая гистохимия. М.: Мир, 1969. 648 с.

54. Майбородин И.В, Домников A.B., Ковалевский К.П. Количество тучных клеток как индикатор ангиогенеза в аутотрансплактированных тканях. //

55. Морфология. 2003. — T. 124. — № 6. — С. 66-70.

59. Майбородина В.И. Лимфатический регион тонкой и толстой кишки крыс после полихимиотерапии. Дисс.канд. мед. наук. Новосибирск, 2003. 224 с.

63. Михеенко Т.В. Количественная и функциональная характеристика моно-нуклеарных фагоцитов при ревматоидном артрите: Автореф. дисс. . канд. мед. наук. Новосибирск, 1989. 20 с.

69. Павлюк Е.Г. Морфологические и клинические аспекты изменений структурной организации паховых лимфатических узлов при циркуляторных нарушениях нижних конечностей: Дисс. . докт. мед. наук. Новосибирск, 2005. 546 с.

70. Панченков Р.Т., Ярема И.В., Сильманович H.H. Лимфостимуляция. М.: Медицина, 1986. 240 с.

71. Петров Р.В., Хаитов P.M., Пинегин Б.П. и др. Методические рекомендации. // Иммунология. 1992. — № 6. — С. 51-62.

72. Пирс Э. Гистохимия теоретическая и прикладная. М.: Изд-во иностр. лит., 1964. 964 с.

73. Плохинский H.A. Биометрия. М.: Изд-во Московского ун-та, 1970. 368 с.

76. Поликар А. Физиология и патология лимфоидной системы. М. : Медицина, 1965. 210 с.

79. Прокофьев В. Ф. Лимфоузлы при артериальной ишемии. // Лимфатические и кровеносные пути. Новосибирск, 1976. — С. 143-144.

82. Сапин М.Р., Юрина H.A., Этинген Л.Е. Лимфатический узел. М.: Медицина, 1978. 272 с.

83. Сапин М.Р., Борзяк Э.И. Внеорганные пути транспорта лимфы. М.: Медицина, 1982. 264 с.

84. Саркисов Д.С., Перов Ю.Л. Микроскопическая техника: Руководство для врачей и лаборантов. М.: Медицина, 1996. 544 с.

85. Семиглазов В.Ф. Лечение рака молочной железы. СПб., 1993. 39 с.

86. Серов A.A. Функциональная активность лимфатической системы у онкологических больных. // Клин мед. 1978. — Т. 56. — № 2. — С. 125-127.

90. Сидоренко Ю.С., Неродо Г.А. Оптимизация методов лечения рака вульвы.

91. Ростов-на-Дону, 1997. 383 с.

93. Сокольников М.Е. Состояние лимфоидной ткани трахеобронхиальных лимфоузлов у крыс после инкорпорации в органах дыхания низкотранспортабельного 239Ри. //Радиац. биол. и радиоэкол. 1996. — Т. 36. — № 1. — С. 133-138.

96. Терещенко И.П., Кащулина А.П. Патофизиологические аспекты злокачественного роста. М.: Медицина, 1983, 256 с.

102. Христолюбова Н.Б., Шилов А.Г. Возможности применения стереологиче-ского анализа в изучении структурной организации клеток и тканей. // Применение стереологическнх методов в цитологии. Новосибирск, 1974. -С. 54-62.

108. Черенкова М.М. Структура подмышечных лимфатических узлов и лимфо-рея после неоадъювантного лечения при раке молочной железы: Дисс. . канд. мед. наук. Новосибирск, 2008. 185 с.

114. Шуркус В.Э., Шуркус Е.А., Роман Л.Д. Ультразвуковая оценка состояния лимфатических узлов у больных раком молочной железы. // Рак молочной железы: Актуальные вопросы диагностики и лечения. Архангельск, 1998.

124. Anderson R.E., Warner N.L. Ionizing radiation and the immune response. // Adv. Immunol. 1976. — Vol. 24. — P. 215-335.

128. Asai S., Tsukada K. Therapy of cervical lymph node tuberculosis. // Chiryo. -1963.-Vol. 45.-P. 2101-2104.

130. August D.A., Rea T., Sondak V.K. Age-related differences in breast cancer treatment. //Ann. Surg. Oncol. 1994. — Vol. 1. — № 1. — P. 45-52.

132. Basset L.W. Mammographic analysis of calcifications. //Radiol. Clin. North Am. 1992. — Vol. 30. — P. 93-105.

133. Bradley A.L., Sharp K.W. Breast disease. //Office Gynecol. 1995. — Vol. 79. -P. 1443.1445.

134. Bellin A. X-ray in the treatment of cervical adenopathy. // Sem. Hop. 1953. -Vol. 29. — № 36. — P. 1829-1830.

139. Browse N.L. The diagnosis and management of primary lymphedema. // J. Vase. Surg. 1986. — Vol. 3. -№ 1. — P. 181-184.

152. Congdon C.C. The destructive effect of radiation on lymphatic tissue. // Cancer Res. 1966. — Vol. 26. — № 6. — P. 1211-1220.

159. Engeset A. Local roentgen irradiation of lymph nodes. // Nord. Med. 1963. -Vol. 70. — P. 1127-1128.

164. Fabi M., Vita G. Functional behavior of lymph glands exposed to irradiation. // Arcisp. S, AnnaFerrara. 1962. — Vol. 15. — P. 61-71.

170. Ford C.E., Micklem H.S. The thymus and lymph-nodes in radiation chimaeras. //1.ncet. 1963. — Vol. 1. — P. 359-362.

180. Grewe M. Chronological ageing and photoageing of dendritic cells. // Clin. Exp. Dermatol. 2001. — Vol. 26. — № 7. — P. 608-612.

194. Hart L.E. Total lymphoid irradiation to treat rheumatoid arthritis? // CMAJ. -1986. Vol. 134. — № 3. — P. 218-219.

222. Klug H. On the cellular radiation reaction of lymphatic organs. // Radiobiol. Ra-diother. (Berl). 1963. — Vol. 11. — P. 685-698.

223. Kohler J. Radiotherapy in lymphadenitis colli tuberculosa. // Dtsch. Gesund-heitsw. 1955. — Vol. 10. — № 6. — P. 222-224.

237. Marcolongo R. Therapy of rheumatoid arthritis. // Clin. Ter. 1991. — Vol. 139. -№5-6.-P. 255-256.

238. Massoud G. El-D. Concentrated radiotherapy of tuberculous lymphadenitis. // J.

239. Egypt. Med. Assoc. 1957. — Vol. 40. — № 2. — P. 91-101.

242. Michel L., Arock M., Dubertret L. Studying the mast cell. Recent data. // Pathol. Biol. (Paris). 1992. — Vol. 40. — № 2. — P. 147-159.

248. Vol. 296. № 5574. — P. 1869-1873.

260. Nicoll P., Taylor A. Lymph formation and flow // Ann. Rev. Physiol. 1977. -Vol. 39. — P. 73-95.

266. Ottaviani G. Biological and clinical consideration of the lymphatic system. // Forum Medici. 1970. — Vol. 2. — P. 5-7.

271. Parbhooa S. Lymphoedema in young patients with breast cancer. // Breast. -2006. Vol. 15. -Suppl2. — P. S61-S64.

273. Partsch H. Investigations on the pathogenesis of venous leg ulcers. // Acta Chir. Scand. Suppl. 1988. — Vol. 544. — P. 25-29.

280. Pollard M., Matsuzawa T. Radiation-induced leukemia in germfree mice. // Proc. Soc. Exp. Biol. Med. 1964. — Vol. 116. — P. 967-971.

289. Sack H. Radiation management of the lymph drainage passages. // Sonderb. Strahlenther. Onkol. 1987. — Vol. 81. — P. 63-68.

293. J. Radiat. Oncol. Biol. Phys. 1995. — Vol. 33. — № 1. — P. 83-88.

297. Schroer H., Hauck G. Fluid and substance pathway through the extracellular space. // Biol. Anat. 1977. — Vol. 15. — P. 231-233.

302. Gakkai Zasshi. 1978. — Vol. 38. — № 10. — P. 936-939.

303. Shuttleworth C.A. Type VIII collagen. // Int. J. Biochem. Cell. Biol. 1997. -Vol. 29. — № 10. — P. 1145-1148.

311. Smith T. Fatty replacement of lymph nodes mimicking lymphoma relapse. // Cancer. 1986. — Vol. 58. — № 12. — P. 2686-2688.

312. Sondik E.J; Breast cancer trends. // Cancer. 1994. — Vol. 74. — № 3. — Suppl. — P. 995-999.

316. Sterns E., Doris P. Studies on indirect lymphography in the dog. // Canad. J. Surg. 1967. — Vol. 93. — N 2. — P. 208-217.

326. Ujiki G.T., O’Brien P.H., Putong P.B., Towne W.S. Effect of tumor infusion on irradiated lymph nodes. // Surg. Forum. 1968. — Vol. 19. — P. 77-78.

332. Weibel E.R. Stereological methods. London: Academic Press, 1979. 415 p.

338. Wolfe H., Rutt D., Kinmonth J. The role of nodal disease in primary lymphoe-dema. // The Br. J. Surg. 1979. — Vol. 66. — P. 369.

14 Июн, 2020 | admin | No Comments

Write Reviews

Leave a Comment

Please Post Your Comments & Reviews

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *